Интересное
Жажда странствий
11 августа
Британский джентльмен и опытный путешественник пытается объяснить, откуда в людях берется тяга к путешествиям
Автор этой статьи, Тим Мур, известен как «трэвл-репортер», писатель и отважный путешественник, покоривший немало высот, заливов и самых отдаленных уголков нашей планеты.
prev next

Свой рассказ он начинает цитатой своего деда, выдающегося первооткрывателя: «Не ломай голову над тем, что там за углом. Просто пойди узнай». Неутомимый исследователь, дед Тима Мура уже в почтенном возрасте отправился на своем стареньком Land Rover в Индию. Автор предполагает, что причиной неослабевающей страсти к приключениям является специальный ген, которым обладает около четверти населения земного шара.

Ген авантюризма

Очевидно, в каждом четвертом из нас, если верить ученым, спрятан «ген авантюризма» DRD4-7R (назовем его просто 7R), и нам требуется для счастья хорошая встряска. Он часто определяет выбор профессий, связанных с высокими рисками и напряжением. Пилоты, военнослужащие, предприниматели, выполняя свою работу, тем самым «нейтрализуют» воздействие пресловутого гена. Люди более мирных и спокойных профессий ощущают необходимость в свое свободное время лазить по ледникам или прыгать с парашютом. Они не живут, если они не балансируют на грани смерти. Их родным такое поведение кажется безрассудным и эгоистичным, но как биологический вид мы им многим обязаны. Они пионеры. Именно они раздвигают границы нашего мира – в прямом и переносном смыслах – совершая прорывы в области искусства, техники и... просто прорывы. 7R подвиг наших далеких предков выйти из Африки и двинуться дальше. Если вы хотите узнать, являетесь ли вы носителем 7R, но у вас нет доступа к научной аппаратуре, попробуйте простой метод – скатитесь вниз по Альпам на деревянной телеге с пробковыми тормозами.

Недавно Тим Мур организовал несколько экспедиций по следам великих путешественников. Лорд Дафферин был одним из тех неутомимых флагоносцев Викторианской эпохи, которые «неисследованную» территорию воспринимали как личный вызов. Руководствуясь безрассудной храбростью, он поднял паруса на своем суденышке и отправился сквозь туман и льды к Шпицбергену, последней осязаемой точке на пути к Северному полюсу. За бесчисленные тяготы и смертельный риск его именем назвали залив. Вот и вся награда.

Первобытный зов

Ничто так не способствует выбросу дофамина, как возможность оказаться там, куда не ступала нога человека. Когда Мур пошел по следам Дафферина, он был охвачен примерно тем же первобытным желанием завоевать этот девственный край. Исследование всегда сродни самому экстремальному тесту, результатом которого становится совершенствование человеческих талантов. Вот почему тяга к странствиям связана с инновациями, ловкостью, находчивостью. С точки зрения перспективы исследователям здесь, на Земле, больше делать нечего. После того, как был назван последний морской пролив, они ударились в азартные игры, адюльтер и прочие бесполезные занятия в поисках новизны ощущений.

Но век исследований еще не миновал. Космос еще богат белыми пятнами и черными дырами, которые смогут утешить на некоторое время современных авантюристов. В научном знании также полно зияющих пробелов, которые ждут пытливых и беспокойных умов. Профессор Марвин Цукерман, выделивший «исследовательский ген», сам, безусловно, является носителем 7R. Он никогда не считал себя искателем приключений до тех пор, пока не понял, что подтолкнуло его отправиться в «незнаемое». И это было желание исследовать нашу тягу к исследованиям.